13.10.11 11:53

Экологическая ситуация в России

О.В. Мосин

Охрана окружающей природной среды - одна из наиболее акту­альных проблем современности. Научно-технический прогресс и усиление антропогенного влияния на природную среду неизбежно приводят к обострению экологической ситуации: истощаются запасы природных ресурсов, загрязняется природная среда, утрачива­ется естественная связь между человеком и природой, теряются эстетические ценности, ухудшается физическое и нравственное здо­ровье людей, обостряется экономическая и политическая борьба за сырьевые рынки, жизненное пространство.

Что касается Российской Федерации, то она относится к стра­нам мира с наихудшей экологической ситуацией. Загрязнение при­родной среды достигло невиданных за последние годы масштабов. Только убытки эко­номического характера, не принимая во внимание вред эколо­гического характера и здоровью людей, по подсчетам специалис­тов, ежегодно составляют в России сумму, равную половине национального дохода страны. Более 24 тыс. предприятий на сегодня являются мощными загрязнителями окружающей среды – воздуха, недр и сточных вод. С позиций действующе­го уголовного законодательства их деятельность преступна. Но в этой сфере человеческой деятельности вопреки всем декларациям о праве человека на благо­приятную для жизни и здоровья окружающую среду перед други­ми интересами в иерархии социальных ценностей, по-прежнему экономические интересы преобладают над экологическими.

Острейшая эколо­гическая проблема в современной Российской Федерации - загрязнение окружающей среды. Существенно ухудшается здоровье россиян, страдают все жизненно-важные функции организма, включая репродуктивную. Средний воз­раст мужчин в Россиийской Федерации за последние годы составил 58 лет. Для сравнения в США – 69 лет, Японии –71 лет. Каждый десятый ребенок в Российской Федерации рождается умственно или физически неполноцен­ным вследствие генетических изменений и хромосомных абераций. По отдельным промышленно-развитым российским ре­гионам этот показатель выше в 3-6 раз. В большинстве промыш­ленных районов страны одна треть жителей имеет различные формы иммунологической недостаточности.

По стандартам Всемирной организации здравоохранения при ООН, российский народ приближается к грани вырождения. При этом примерно 15% территории страны занимают зоны экологического бедствия и чрезвы­чайных экологических ситуаций. И лишь 15-20% жителей городов и поселков дышат воздухом, отвечающим установленным норма­тивам качества.[1] Около 50% потребляемой российским населением питьевой воды не отвечает гигиеническим и санитарно-эпидемологическим нормам.

 Этот печальный список довольно обширен. Но и приведенные данные свидетельствуют, что всем гражданам необъятной и богатой ресурсами России пора осознать, что время нерегулируемого безлимитного пользова­ния окружающей средой безвозвратно ушло. За все нужно платить: деньгами, введением жестких ограничений, установлением уголовной ответственности. В противном случае человек расплачивается не только своим здоровьем, но и здоровьем всей нации, благополучием будущих поколений, поскольку неконтролируемое негативное воздействие на природную среду есть свмоуничтожение человека как вида.

 Думается, что разработка экологической политики государства, российского законодательства, научных аспектов экологического права - есть одна из форм обеспечения эколо­гической безопасности населения, охраны природной среды и рационального использования ее ресурсов. Другая сторона экологического права– возмещение причиненного природе или здоровью человека вреда. Она должна осуществляться в комплексе с экономическими, политическими, нравственно-воспитательными, и образовательными мерами.

2. Экологическая политика современной России

За последние десятилетия масштаб человеческой  деятельности, размеры и последствия ее воздействия природу качественно изменились. Традиционные антропоцентристские представления о взаимоотношениях общества и природы вошли в противоречие с реальностью, что подтверждается тревожными фактами антропогенного воздействия человека на окружающую среду. К началу 60-х гг. 20 в. возникла необходимость регламентировать неблагоприятное воздействие человека на окружающую среду.

 Социально-правовая потребность в качественном углублении экологических знаний, практическом применении результатов экологических исследований сформировалась условиях мирового кризиса окружающей среды, вызванного антропогенными факторами и прежде всего человеческой деятельностью. Его острота и нeпpeдсказуемость последствий заставляют вспомнить пессимистическое предвидение Ж Б. Ламарка: «Можно, пожалуй, сказать, — предостерегал он еще в начале XIX в., что назначение человека как бы заключается в том, чтобы уничтожить свой род, предварительно сделав земной шар непригодным для обитания» (Ламарк Ж. Б. Аналитическая система положительных знаний человека / /Избранные. произведения. В 2 т. М., 1959. Т. 2. С. 442).

 В настоящее время экологические проблемы негативно влияют на жизнь 30-40% россиян. Неблагоприятное состояние окружающей среды является одной из важнейших причин обеспокоенности. Например, по результатам опросе проведенных ИСПИ РАН, для москвичей три основных причины обеспокоенности выглядели следующим образом преступность — для 56% респондентов, высокие цены -для 52%, экологическая ситуация — для 32%.

 От экологической ситуации в стране (регионе) объек­тивно зависят миграция, состояние здоровья, трудовая деятельность населения, политическая стабильность об­щества, а в конечном счете национальная безопасность. Например, следствием неблагоприятной экологической ситуации в Москве (загрязненность атмосферного возду­ха оксидами азота и углерода, фенолом и т. д.) являют­ся высокие уровни заболеваемости населения болезнями органов дыхания, на 25—40% превосходящие средние показатели по России.

 Проблема занятости в регионах обостряется вследствие принудительного постоянного или временного закрытия экологически вредных производств, в особенности тех, которые являются градообразующими факторами.

 Привычные и доступные для населения виды отдыха «не выживают» в условиях ухудшения экологической ситуации. Так, многочисленные случаи отравления гриба­ми, имевшие место в Европейской России в 1994 г., были связаны с аккумулированием грибами солей тяже­лых металлов.

 Сложные экологические проблемы оказывают влияние на характер и остроту противоречий по линиям «центр - регионы», «регион - регион», а в условиях многонационального государства и на межнациональные отношения. Таким образом, ухудшение экологической ситуации ущемляет социальные потребности и противоречит ин­тересам населения, вызывая социально-экологическую напряженность на региональном и национальном уровне. При определенных условиях данная напряженность приводит к возникновению социально-экологических конфликтов. Так, активное противодействие населения вы­звало необходимость консервации завода по уничтоже­нию отравляющих веществ, готового к пуску в Чапаевске.

 Для современной России социально-экологическая напряженность является одним из основных факторов формирования неблагоприятной социальной ситуации в стране, что подтверждают результаты социологических исследований, проводимых ИСПИ РАН по репрезентатив­ным выборкам с 1998 г. В 2000 г. уже 40% опрошенных отметили наличие существенной связи между экологичес­кой ситуацией и социальной напряженностью в месте своего проживания, а отрицали наличие данной связи — всего 9% респондентов. Саму же экологическую ситуа­цию в месте проживания оценили как крайне неблагополучную 27% опрошенных и как не вполне благополучную — 57%. Результаты экспертного опроса специалистов-экологов, выполненного в феврале 2002 г., не имеют качественных отличий от вышеприведенных.

 Для нормального функционирования общества необходима эффективная научно обоснованная государственная экологическая политика, потребность в которой в результате нарастания кризисных явлений в области экологии усиливается. Развитие общества не может рассматриваться в рамках традиционной «двухкоординатной системы социально-экономических проблем. Экологический фактор развития общества настойчиво заявляет о своей приоритетности. «Если воздухом нельзя дышать, воду нельзя пить, а пищу нельзя есть, — пишет А. В. Яблоков, то все социальные проблемы теряют свой смысл»..

Необходимость в экологической государственной политике вытекает из трех особенностей нынешнего этапа развития России:

во-первых, взаимоотношения общества и природы объективно вступили в опасную фазу, когда удовлетворение жизненных потребностей человека путем фронта ной атаки на природу вызывает в ней такие изменения, которые начинают потенциально угрожать существованию человека как биологического вида;

во-вторых, экологически опасные воздействия человека на природу вызваны к жизни социальными механизмами, которые и управляют экономической, военной другими сферами деятельности общества);

в-третьих, если справедливы предшествующие выводы, то социальный и природный аспекты жизни человека должны рассматриваться в неразрывном единстве. Не управляя социальными процессами, общество может сделать окружающую среду непригодной для существования человека, а не оздоровляя окружающую среду может вызвать к жизни разрушительные социальные процессы, способные прервать поступательное развитие цивилизации.

Экологическую политику можно трактовать как систему специфических политических, экономических, юридических и иных мер, предпринимаемых государством для  управления экологической ситуацией и обеспечения рационального использования природных ресурсов на тер­ритории страны. Целью государственной экологической политики является обеспечение гармоничного, динамично-сбалансированного развития экономики, общества, приро­ды. Разработка и реализация экологической политики яв­ляются сложными задачами не только в связи с принци­пиальной важностью экологических проблем для жизни страны, но и в связи с научной неопределенностью, характерной для многих важнейших прикладных и кон­цептуальных вопросов.

На концептуальном уровне предстоит окончательно определить стратегию взаимодействия человека и приро­ды. В качестве новой парадигмы, как правило, предла­гается концепция коэволюции, т. е. развития человека в согласии с природой на основе диалога и равноправного сотрудничества с ней. Однако даже среди ученых нет пока единого толкования коэволюции. Ряд исследовате­лей подразумевают под ней примат природы и сохране­ние ее в неизменном (или хотя бы в относительно неиз­менном) виде, другие же считают сохранение «статики» во взаимоотношениях общества и природы утопией. С их точки зрения, речь может идти только о сохранении «устойчивого равновесия» (термин принадлежит Э. Бауэру), т. е. состояния, когда изменение параметров биосферы происходит столь медленно, что человечество способно адаптироваться к переменам и вписаться в практически стабильные биогеохимические циклы (см.: Моисеев Н. Н. Цивилизация на переломе. Пути России. М., 1999).

К тому же переход к парадигме коэволюции как ос­нове государственной экологической политики придется осуществлять в условиях недостоверности даже средне­срочного прогнозирования экологической ситуации, нео­пределенности оценок вероятности и возможных темпов развития отдельных составляющих мирового экологичес­кого кризиса.

Еще в конце 60-х гг. в докладах Римского клуба «Пределы роста» и «Человечество на перепутье» (см.: Meadows P. L. The Limits to Growth. N.-Y., 1972: Mesarovich М., Pestel Е. Mankind at the Turning Point. N.-Y., 1974; Моделирование глобальных экономических про­цессов. М., 1984) были сформулированы следующие выводы:

- при сохранении современных систем ценностей, рост населения и рост производства взаимоускоряют друг друга, причем и численность населения и объем производства возрастают экспоненциально даже при приближении к физи­ческим пределам;

-для стран с высоким уровнем развития наибольшую опасность в экологическом отношении представляют раз­витие атомной энергетики и рост загрязнения окружаю­щей среды, для стран с низким уровнем — прогресси­рующее истощение природных ресурсов на фоне роста населения;

-глобальная экологическая катастрофа («экологичес­кий коллапс») может разразиться через относительно ко­роткий промежуток времени, уже к середине XXI в.

Не оспаривая принципиальное содержание этих выво­дов и разделяя мнение об очевидном банкротстве разви­тия экономики, осуществляющегося в предположении безграничной способности окружающей среды к само­очищению, многие исследователи, однако, считают, что «в силу недостатка достоверных сведений о механизме процессов деградации научное прогнозирование последст­вий современного природопользования или перехода к но­вым формам управления затруднено» (Меняющихся мир: географический подход к изучению. Советско-американс­кий проект. М., 1996. С. 15).

Подтверждают этот вывод, например, материалы официального доклада всемирной метеорологической организации (2000 г.) об итогах изуче­ния возможных последствий парникового эффекта. В докладе отмечается, что при сохранении современ­ных тенденций можно прогнозировать спад производства сельскохозяйственной продукции (Бразилия, Перу, Сахельская зона Африки, Юго-Восточная Азия, Китай, азиатская территория бывшего СССР): вымирание лесов: подъем уровня моря на 25-30 см к 2050 г. и на 1 м 2100 г. Все это может привести к физическому исчезновению ряда островных государств, миграции десятков миллионов людей; в крупных городах возможно возникновение се­рьезных угроз здоровью людей.

Однако при этом авторы доклада констатируют, что ныне вряд ли возможно однозначно связывать общую тенденцию потепления климата с лавинообразным разви­тием парникового эффекта, хотя нарушение естественно­го кругооборота углерода под влиянием антропогенной деятельности не вызывает сомнений. Приведенные оцен­ки верны, если существующие климатические изменения действительно связаны с проявлением парникового эффекта и сохранятся в будущем, но так ли это в действи­тельности можно говорить лишь с определенной степе­нью вероятности.

Значительную сложность представляет «техническое наполнение» государственной экологической политики. В качестве примера можно сослаться на весьма актуаль­ную для России проблему утилизации отходов ядерных энергетических установок (см. табл.). Многие подобные технические проблемы требуют раз­решения уже сейчас, что связано с неизбежностью во­левых решений и потенциальной угрозой отдаленных последствий их неизбежности.

Достаточен ли для долговременного определения ос­нов экологической политики России ее переход к концеп­ции устойчивого развития? Эта концепция в существующем виде не представля­ет собой некоторой законченной модели (программы, проекта). Фактически она определяет лишь совокупность принципов, следуя которым можно обеспечить обществен­ный прогресс без превышения потенциальных возможно­стей экологических систем, добиться удовлетворения жизненных потребностей населения и формировать их смещая в некоторую экологически рациональную область. В какой степени это выполнимо в современных услови­ях, пока не ясно.

Принятие Россией основных положений концепции устойчивого развития можно считать в значительной сте­пени свершившимся фактом. Это закреплено Указом Президента РФ от 4 февраля 1994 г. «О государствен­ной стратегии РФ по охране окружающей среды и обес­печению устойчивого развития», разработанной Правитель­ством РФ Концепцией перехода Российской Федерации к устойчивому развитию, которая утверждена Указом Президента РФ от 1 апреля 1996 г.

Тем не менее концепция государственной экологичес­кой политики неизбежно требует уточнений по мере уг­лубления научных знаний и в соответствии с экологичес­кой обстановкой в стране. Трудности в выработке эколо­гической политики не сводятся к научной неопределен­ности в решении конкретных вопросов. Они обусловлены многими факторами, в том числе и воздействием различ­ных групп давления на формирование ее основ. За под­держкой представителями национальных научных, поли­тических и экономических элит той или иной точки зре­ния стоят качественные различия в распределении природных ресурсов между Федерацией и регионами, кор­поративные, а также групповые и иные интересы и фак­торы.

На существующем технологическом уровне и в рам­ках неизменной модели мирового развития глобальное оздоровление окружающей среды представляет собой практически неразрешимую задачу, прежде всего по причине колоссального объема необходимых для этого ресурсов. Косвенным подтверждением данного тезиса могут служить следующие факты. За 1992 г. в США природоохранного оборудования было произведено на 80 млрд. долл. и экспортировано на 8 млрд., в Японии соответственно —на 30 и 5 млрд., в ФРГ —на 27 и 11 млрд. долл. (см.: Национальный форум «Экология России»//3еленая книга России. Ч. 2. Кн. 2. М., 1994). Эти данные свидетельствуют и о том, что в развитых стра­нах техническое обеспечение экологической политики превращается в крупную отрасль производства, со все­ми вытекающими отсюда последствиями, не только эко­логическими, но и экономическими, политическими и т. д.

Как же решаются экологические проблемы в Россий­ской Федерации? Коротко можно ответить так: «примени­тельно к бедности». В условиях экономического кризиса природоохранная деятельность финансируется по остаточ­ному принципу, но на фоне эффектных деклараций. Пер­спектива реальной разработки и практической реализации эффективной государственной экологической политики кажется достаточно зыбкой, если предположить, что пос­ледние административно-управленческие реформы (напри­мер, понижение статуса Минприроды РФ, упразднение Государственного санитарно-эпидемиологического надзора РФ) отражают подлинное отношение высших эшелонов власти к экологическим проблемам.

Правительство России в определенном смысле оказа­лось заложником собственного курса на повсеместное внедрение рыночных механизмов в сферу экологии в связи с нехваткой ресурсов и недостаточной отработан­ностью правовых основ охраны природы. Между тем построение механизмов природоохранной деятельности на базе устаревшей концепции экономического редукционизма, не учитывающей самоценности человеческой жизни и пытающейся свести к стоимостному подходу все факторы, включая и установление «цены жизни человека», уже давно вызывает обоснованную критику отечествен­ных и зарубежных специалистов.

Следует отметить, что конкретные меры, направленные на разрешение экологических проблем, требуют более детальной и всесторонней проработки. Так, например, установле­ние органами власти технически недостижимых на сегод­няшний день значений ГЩК загрязнений может привести к тому что предприятию будет выгоднее платить штрафы за выбросы вредных веществ, чем строить и эксплуатиро­вать очистные сооружения, поскольку штрафы неизбеж­ны, а отказ от очистки отходов приносит экономию средств. Поэтому в осуществлении экологической полити­ки необходимо учитывать такие факторы, как экономичес­кую неэффективность большинства «чистых» производств в условиях рыночной экономики (затраты на очистные сооружения экспоненциально возрастают в зависимости от степени очистки и приближаются к общим капиталов­ложениям в предприятие): конечную эффективность суще­ствующих технологий очистки, отсутствие заметного про­гресса в создании «чистых» источников энергии и т. д.

Мнение специалистов-экологов о важности отдельных направлений реализации экологической политики можно представить по результатам опроса экспертов, проведен­ного в феврале 1997 г. К числу приоритетных мер, спо­собствующих улучшению экологической ситуации в реги­онах, респонденты отнесли: ужесточение контроля 39 соблюдением природоохранного законодательства (так считают 74% опрошенных); законодательное закрепление максимально возможной компенсации ущерба, наноси­мого природе предприятиями, организациями и ведом­ствами (70%); широкое освещение экологической обста­новки средствами массовой информации (45%); персо­нальные изменения в руководстве природоохранных ор­ганов России (40%); осуществление независимых эколо­гических экспертиз (40%); увеличение централизованных отчислений на проведение природоохранных мероприятий в местные бюджеты (29%); закрытие всех вредных для здоровья людей предприятий (20%). Симптоматична выс­казанная 80% опрошенных неудовлетворенность суще­ствующей структурой природоохранных органов.

Эффективная государственная экологическая политика на сегодняшний день не может обойтись без затратных, финансируемых из бюджета направлений. К их числу относятся обеспечение национального выживания в усло­виях мирового экологического кризиса, т. е. выделение ресурсов на случай развития событий по «пессимисти­ческим сценариям», выполнение мероприятий по дости­жению устойчивости или приемлемого уровня изменений ключевых экологических систем.

Сложность и важность задачи формирования государственной экологической политики России предполагают участие в ее разработке общественных организаций, в том числе экологических партий и движений. В период острой социально-экологической напряженности установ­ление конструктивного взаимодействия органов власти с этими партиями и движениями может превратиться в одно из необходимых условий сохранения управляемости со­циально-экологических процессов.

Разработку государственной экологической политики, ее важнейших направлений (программ, проектов) следу­ет, вероятно, осуществлять таким образом, чтобы: обеспечить формирование экологического мировоз­зрения населения, включающего духовное и нравствен­ное воспитание, образование, освоение мировых приро­доохранных стандартов взаимодействия в системе «при­рода — человек — общество»; добиться конструктивного сотрудничества общества, государства, граждан в деле охраны здоровья человека и окружающей природной среды; обеспечить внедрение экологически приемлемых технологий, рациональное использование природных ре­сурсов страны; разработать систему экологического пра­вопорядка; превратить эколого-экономические факторы в неотъемлемый компонент управления экономическим и социальным развитием страны: реализовать неотъемлемое право каждого гражданина на благоприятную и безопас­ную окружающую среду. Научных знаний, технологий, людских и природ­ных ресурсов вполне достаточны, чтобы Россия вышла из экологического кризиса.



[1] Правовая охрана окружающей природной среды в странах Восточной Европы. Под ред. Петрова В.В. - М., 1999. с.62.

http://viperson.ru/wind.php?ID=620740

Полная версия доклада ниже.

Изменено 13.10.11 12:00